Главная

Новости

Биография

Дискография

Публикации

Интервью

On Tour

Фотографии

Мультимедия

Форум

Ссылки

О нас

 

Per Nilsen "Dance, music, sex, romance"
5. 1999

Перевод drittunge


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6

Новый альбом “1999” начал определяться еще весной и летом 1982 года. Он записывался в Сансет Саунд в Лос-Анджелесе при содействии Пегги МакКреари. «Мне казалось, что это были его лучшие времена» - говорит МакКреари. – «Он мог делать все, и идеи из него так и перли». Принс теперь вовсю экспериментировал с новой ударной машинкой Linn LM-1, применяя ее в комбинации с гитарными секциями. «Я думаю, что главной движущей силой в его музыке были нововведения, - говорит Дон Бэттс. – Он всегда хотел, чтобы было что-то недосказанное, чтобы люди гадали, что он хотел этим сказать. По-нормальному он этого делать не мог».

Первая песня для альбома была ”All the critics love u in New York”, которую он записал сам в новой домашней студии в выходной день во время турне Controversy в 1982 году. МакКреари сделала микс этой песни, но Принсу он не понравился. «Он всегда просил меня смикшировать что-нибудь к концу дня, когда все уже лежали от усталости. Тогда он приходил и говорил: «Смикшируй».

Потом Принс записал ”Let’s pretend we’re married” в Сансет Саунд в конце марта 1982 года, пока работал над записями с концертов Controversy и альбомом Вэнити 6. Работа над новым альбомом ускорилась в апреле -  мае, после того как он покончил с Вэнити 6 и смог полностью сосредоточиться на 1999. Начиная с 20 апреля, он провел 3 недели в Сансет Саунд, записав пять новых песен: ”D.M.S.R”, ”Something in the water”, ”Free”, ”Automatic” и ”Delirious”. Вдобавок он еще записал ”How come u don’t call me anymore” в качестве дополнительной песни. Он, по-прежнему, работал в студии один, но не раз прибегал к помощи других. Так, он возобновил дружбу с Джилл Джонс, когда попросил ее спеть на подпевках вместе с Лизой Коулман в ”Free” и ”Automatic”. Вэнити и близкая подруга Лизы, Венди Мелвойн, также пели в ”Free”.

Для ”DMSR” Принс пригласил в студию Джеми Шупа и Кэрол МакГоуни, которые работали у него в группе менеджеров, на подпевку. Туда же пригласили и Пегги МакКреари. Она вспоминает: «Мы там сидели и пели, а он вовсю прикалывался над нами, типа: «Вы, белые люди, ничего не смыслите в ритме». Мне это показалось очень смешным, т.к. барабанщик у него был белым». Во время записи ”How come u don’t call me anymore” Принс решил немного нарушить свой принцип против алкоголя. Он попросил Пегги купить ему бутылку вина, чтобы настроиться для песни о разбитом сердце. «Я помню тот вечер, когда мы ее записывали. Было очень весело. Он был в замечательном настроении и очень хорошо играл. На записи даже слышно, как он нажимает педали на пианино. Это была одна из самых лучших наших ночей в студии»,- рассказывает МакКреари.

Во время записи "1999" Принс ограничивал себя во всем, работая не покладая рук до глубокой ночи. Несмотря на то, что МакКреари уже имела опыт работы с ним, она еще не видывала таких трудоголиков, как он. «Он не уходил, пока не завершал песни. Он мог долбить одну песню до бесконечности. На сон отводилось минимальное количество времени. Я где-то читала, что это присуще гениям, когда они могут долгое время обходиться без сна, а потом спят очень долго. Было смешно – я у него спрашивала: «Хочешь есть?», а он отвечал: «Не надо меня кормить, я становлюсь сонным от еды». Но все это иногда так затягивалось. Я сидела, зевала, тогда он смягчался и отпускал меня, но не домой. Говорил, чтобы я поспала где-нибудь в студии. Я оставляла ему микрофоны и всю аппаратуру. И он начинал петь, как сумасшедший. Однажды было четыре часа утра, и я слышала его завывания и топот из студии, лежа за стенкой».

Жесткие требования к работе, его нетерпение и непредсказуемый темперамент делали жизнь невыносимой для его работников. Иногда случалось, что даже МакКреари хотелось все бросить и уволиться. «Один раз он явился в драных красных штанах, без рубашки и в бандане, повязанной на голове. Вошел такой, весь крутой, в студию и сразу стал качать права. Надо было все делать быстро, т.к. в противном случае он начинал вопить, что я ему мешаю «настроиться на волну». Пресс был колоссальнейшим. На следующий день он мог ни с того ни с сего со мной перестать разговаривать. Я просто тогда не выдержала и спросила, нужен ли ему другой инженер. Он просто посмотрел на меня и спросил: «Но ты же здесь, зачем мне другой?» и ушел. А в другой раз я могла ошибиться, а он просто говорил: «Да ладно, ты молодчина». Это был первый комплимент с его стороны».

Все лето того года он провел в Миннеаполисе. Он принял участие в первой годовой церемонии  вручения Приза черной музыки 15 мая в центре Пром в Св.Пауле. Почести воздавались 50 черным музыкантам, включая Принса и группы Тайм. Принс принимал приз со своей группой, а речь говорил так тихо, что его едва было слышно. 24 мая он получил приз «Музыкант года» на втором вручении музыкальных наград Миннесоты, которое прошло в том же центре. «Когда будут выдавать приз за лучшую попку?» - спросил Принс, и публика ответила ему овацией стоя. Через несколько дней он вернулся в Сансет Студию, где записал новую песню ”Lady cab driver” с Джилл Джонс. Несмотря на его пристрастие к ударной машинке, в этой песне он сам играл на ударных.

Вернувшись в Миннеаполис, Принс впервые записал ”Little red corvette” и”1999” в подвале своей студии с использованием 24-траковой аппаратуры, которую установили за 2 недели. ”Little red corvette” была навеяна, по словам очевидцев, Джами Снуп, у которой была машина корвет. Принс написал текст этой песни, сидя на заднем сидении в машине у Лизы, когда она ехала из Калифорнии на запись.

Дез с Лизой также принимали участие в записи «1999». Сначала они пели вместе одновременно все втроем, но потом, после микширования, Принс решил разделить их голоса. «Было странно видеть Деза у него в студии» - вспоминает Бэттс. – «Таким образом, Принс как бы пытался его задобрить, оставить его в группе, потому что Дез вносил определенную креативную ноту в процесс». Другие песни также претерпели радикальные изменения на стадии записи – Принс открыл для себя коллекцию звуковых эффектов в Сансет Саунд. Так, он добавил звук бьющегося сердца в ”Free”, звуки улицы и проезжающих машин в ”Lady cab driver” и голос младенца в ”Delirious”.

Как всегда, процесс написания песен у Принса был настолько эффективным, что к середине августа он смог выбирать между несколькими песнями для 1999. Он решил добавить ”International lover”, которая была записана в январе 1982 года для альбома Тайм “What time is it?”. Ее должен был исполнять Моррис Дей. Другие песни тоже предназначались для альбома: “Turn it up”, “If it’ll make u happy” и “Moonbeam levels”. Первая песня написана в стиле рокабилли. На нее он потратил много времени и сил, но решил отложить, когда появилась похожая на нее ”Delirious”. ”If it’ll make u happy” – попсовая песня с небольшими мотивами регги. Однако она выбивалась из стиля альбома 1999. Более впечатляющая ”Moonbeam levels” является мелодичным роковым исполнением. Эта песня напоминает ”Free”, но все равно не гармонирует с другими песнями из 1999. Принс использовал мелодию из нее для фрагмента песни ”3 chains of gold” из Symbol.

После записи альбома предстояла огромная работа редактирования. Для Пегги МакКреари наняли помощника, Дэвида Леонарда, который впоследствии работал над следующими тремя альбомами Принса. Несмотря на то, что МакКреари уже работала над Controversy и над многими другими версиями альбомов для Тайм и Вэнити 6, ее имя было впервые упомянуто только в 1999. Принс решил сделать двойной альбом вместо одного, т.к. накопилось много песен. Фаргноли пришлось попотеть, чтобы уговорить руководство Уорнер Брозерс на издание двойного альбома.

Сексуальные тексты из альбома 1999 мало заостряются на любви или глубоких чувствах – в основном в них говорится о страсти и сексе. Несмотря на то, что многие критики отметили, что по сравнению с предыдущими альбомами Принс стал писать менее сексуальные тексты, такие песни как ”Automatic”, ”Lady cab driver” и ”Let’s pretend we’re married” содержат, однако, более откровенные пассажи, чем когда-либо написанное им. Вместо того, чтобы возносить свою любовь к женщине, в этом альбоме Принс использует секс либо для того, чтобы освободиться от чувства одиночества (”International lover”), скоротать время (”Let’s pretend we’re married”) или чтобы излить негатив (”Lady cab driver”).

Во многом 1999 стал его самым «холодным» альбомом, ощущение от которого нарастает благодаря доминирующему звуку синтезатора в большинстве песен. В то время это было модно и многие британские музыканты использовали синтезатор в своих песнях. Это отличает 1999 от его предыдущих альбомов и ставит его на ступень выше по развитию. Однако некоторые сходства все же встречаются. Например, ”Delirious” чем-то похож на ”Jack u off”, но все равно выигрывает благодаря синтезатору. В целом 1999 являет собой более мелодичный и сложный продукт, нежели его предшественник Controversy. Другие песни: ”Automatic”, ”Something in the water” и ”All the critics love u in New York” не похожи ни на одну песню, ранее написанную Принсем.

Впервые на обложке альбома была помещена надпись: Принс и Революция, отмечая таким образом, что группа все-таки существует. Принс сам придумал дизайн обложки, а также впервые  «узаконил» пурпурный цвет, включая знак мужского и женского начала, который впоследствии стал его «торговой маркой» и именем.

11 августа 1982 в свет вышел альбом новой женской группы, созданной Принсем, Vanity 6 с одноименным названием. Далеко не такие невинные, как аналогичные группы 60-х годов, как The Ronettes, The Shangri Las, The Crystals и многие другие, Вэнити 6 представляла собой трио сексуально раскрепощенных и вызывающих женщин, которые смотрели мужчине в глаза и говорили ему все, что было у них на уме. Позднее Принса критиковали за то, что он использовал секс в текстах песен и заставлял женщин из группы выглядеть слишком вызывающе в белье и колготках, хотя очевидно, что он пытался доказать, что женщина может быть сексуальной и соблазняющей, не теряя контроля. В своих песнях Вэнити 6 сочетали неприкрытую сексуальность и независимость примерно такого же свойства, как и Мадонна (которая, по ее словам, переняла кое-что из их гардероба в своих ранних альбомах). Однако сами по себе девушки не являлись таковыми – они были полностью продуманны Принсем и контролировались им.

Вначале были различные предположения, что Принс создал женскую группу, чтобы наладить пошатнувшееся финансовое положение для своих членов команды и Тайм. В этом есть доля правды, хотя возможно под его действиями скрывалось желание достичь каких-то своих кровных интересов, - для творческого самоудовлетворения, например. Говорили, что в Принсе присутствует феминистская черта, и что путем женской группы он пытался ее выразить. По словам Андре Саймона, он полностью перенял у него эту идею. У Саймона цели были более прозаичны – подзаработать денег на создании женской группы The Girls.

Принс же начал осуществлять планы своего аналога после успешного запуска Тайм в 1981 году. Еще не определившись с концепцией, он уже вовсю записывал для нее песни. Поначалу группа должна была называться The Hookers (Шлюхи) и состоять из Джэми Снуп и его девушки, Сюзан Мунси. По словам Роя Беннетта, Принс всегда хотел, чтобы его окружение было вовлечено в его проекты. «Один раз он даже спросил меня, не хочу ли я стать певцом в группе! Я не думаю, что у Джэми было какое-нибудь музыкальное образование. Что касается Сюзан, то ее взяли в группу, т.к. она была его девушкой. Она появилась у него в 1981 году. Она раньше никогда не пела, но выглядела хорошо. Ну и потом, она была умницей». Но отсутствие у девушек певческого опыта не смущало Принса, который уже к лету 1981 года накопил новых песен. Две из них, ”Drive me wild” и ”Wet dream” позднее вошли в первый альбом. На еще одну, ”I need a man”, Принс снял домашний клип.

Создание группы было временно отложено до ноября 1981 года. К тому времени он нашел третью девушку – Бренду Беннетт, которая сопровождала своего мужа, Роя, в турне. Она работала костюмершей. Рой Беннетт вспоминает: «Принс мне рассказал о проекте The Hookers во время турне Controversy. Мы тогда сидели в гримерке, и там же сидела Бренда. Он вдруг к ней повернулся и говорит: «Ты бы могла быть третьей в группе». По сравнению с Джэми и Сюзан, Бренда была замечательной певицей, у нее был голос. Еще вначале 70-х она играла и пела во многих группах. Однако было ясно, что здесь не хватает какой-то центральной харизматической фигуры, типа женского прототипа Морриса Дея».

Все определилось удачно, когда Принс встертил Дэнис Мэтьюс в январе 1982 года, молодую и красивую модель, начинающую певицу и актрису. Он спросил ее, не хочет ли она принять участие в его новой женской группе. «Наша первая встреча с ним была странной и возбуждающей» - вспоминает Дэнис. – «Он хотел, чтобы я отвела его в ванную. Его менеджер подошел ко мне и так и сказал, что этот парень, Принс, хочет, чтобы ты его отвела в ванную комнату. Я ответила: «Что за бред». Нет, сказала я. Я сказала: «Так ему и передай». Потом он меня начал преследовать. Снял с себя куртку и попросил, чтобы я сняла свою. Я спросила: «Зачем?» А он ответил: «Ну, я твою померяю, а ты мою». Мы померили куртки и нашли, что у нас одинаковый с ним размер. И я подумала, что это замечательно». Принс хотел переименовать ее на Вагину, но она отказалась, мотивируя это тем, что имя будет слишком претенциозным для шлюхи. Однако она согласилась называться Вэнити (Тщеславие), а The Hookers решили переименовать в Vanity 6. Дэнис сказала, что Принс назвал ее Вэнити, потому что она была зеркалом, в котором он видел свое отражение. «Я была такой же самовлюбленной, как и он. Дэнис Мэтьюс и Вэнити были одним и тем же человеком, и я совсем не изменилась после того, как он дал мне новое имя».

Когда Вэнити взяли в группу, Джэми Шуп решила отойти от дел. На самом деле у нее не было никаких музыкальных амбиций, и она не собиралась быть певицей. Дэнис присоединилась к членам его группы во время Controversy, разъезжала с ними в турне на автобусе. Как только концертная пора подошла к концу, она собрала чемоданы и переехала в Миннеаполис. К тому времени, как закручивался их роман, она приобретала большую уверенность в том, что он один воспринимает ее планы насчет карьеры всерьез. «Принс стал для меня вроде отца. А он любит играть папочку. С первой поры нашего знакомства он стал со мной нянькаться, заботиться обо мне. Я очень сильно от него зависела, потому что в детстве мне не хватало отца». Дэнис описывала его как «самого романтичного мужчину, которого она когда-либо встречала». И она охотно делилась своими впечатлениями от их романа в интервью. «Никто из мужчин не может побить его по романтичности. Он лучший любовник. Он особенный, и не похож на других. Он может быть диким и непредсказуемым в постели, и может быть необыкновенно нежным. Любить для него – это чисто инстинктивно».

Вэнити стала катализатором его вдохновения в работе над новым проектом. «Девушки оставались у него в доме, - говорит Рой Беннетт, который жил с Брендой на Род Айланде в то время. – Моя жена тоже туда иногда приезжала. Сюзан жила неподалеку, и поэтому Бренда и Вэнити жили у него. Принс их здорово развлекал. С ним было жутко весело. Например, они вместе катались на роликах. Или ходили вместе по магазинам».

Альбом был завершен в середине апреля 1982 года. Компания Старр поделила продюссирование с Вэнити 6, а песни остались за всеми членами группы, во взаимодействии с Дезом Дикерсоном, Джесси Джонсоном и Терри Льюисом. В альбоме было написано, что все песни сочинил Джэми Старр (или Принс), кроме одной ”If a girl answers (Don’t hang up)”, которую он написал с Терри и ”Bite the beat” с Джесси. Восьмая песня, ”He’s so dull”, была написана Дезом, как он вспоминает. Члены Тайм были записаны в качестве музыкантов группы, но, на самом деле, практически на всех инструментах играл сам Принс. На одной из песен, ”If a girl answers (Don’t hang up)”, он даже спел женским голосом вместе с Брендой и Вэнити, в которой они якобы ругаются. Причем голос у него на ней был очень похож на моррисовский. Так он уже пел в ”Cloreen Bacon Skin”, ”Chocolate”, ”Vibrator” и в ”Tricky”, и многие недоумевали – Принс это или Моррис. Дез играл на гитаре и на барабанах в ”He’s so dull”, а также в «3 х 3 = 6».

Несмотря на то, что Вэнити 6 состоит из достаточно легеньких песенок, они не лишены шарма. Такие композиции, как ”Nasty Girl”, ”Wet dream”, ”Drive me wild” и ”Make up” представляют собой образцы электро-попа, которые предшествовали материалам из 1999. Наибольший интерес они вызывали из-за своих сексуальных текстов. Например, в песне ”Nasty girl” Вэнити открыто требует от мужчины, чтобы у него было «шесть дюймов или больше». Большинство критиков не относились к альбому всерьез, расценивая его как безобидную шутку.

Радиостанции были не совсем готовы пускать в эфир песни из Вэнити 6, и поэтому альбом достиг всего лишь 45 места в поп-чарте Биллборда. В соул-чарте, однако, он занял 6 место. Конечно, этот проект не был столь успешным, как Тайм, но все равно было продано примерно 500 тысяч копий (альбом стал золотым в 1985 году).

Следующий альбом Тайм “What time is it?” был выпущен 25 августа 1982 года, через 2 недели после Вэнити 6. Компания Старр снова была записана как продюсер альбома. Несмотря на то, что про Принса не было написано ни слова, он сочинил все песни, включая ”Wild and loose”, над которой он работал с Дезом. И несмотря на то, что Тайм стали самодостаточной группой и успешно давали концерты, Принс сам записал альбом. «Когда надо было что-то начать, то все обращались к Принсу, - говорит Манти Мойр. – Но мы все хотели делать что-то сами. Члены группы постепенно втягивались в работу, и потом уже было сложно определить, кто чего где сделал и что написал. Просто было так – кто-то приходил, и Принс ему говорил: «Сделай это или то». Все были благодарны ему за то, что он открыл для нас дверь, но постепенно это стало надоедать, его навязчивость. К тому моменту некоторые стали выражать недовольство».

Принс начал работу над альбомом в январе 1982 года после турне Controversy. Тогда он записал ”Gigolos get lonely too” и ”Bold generation” (которую сняли потом с альбома) в своей домашней студии. «В основном работал там только он, - говорит Пегги МакКреари, которая редактировала сессии. – Иногда Моррис приходил поиграть на барабанах, или кто-нибудь еще заходил, но в целом это была работа Принса. Он пел все песни, а потом Моррис накладывал на них свой голос».

Остальные песни с альбома: ”777-9311”, ”I don’t wanna leave u” ”Onedayi’mgonnabesomebody” и Б-сайд ”Grace” были записаны в домашней студии Принса в мае-июне 1982 года. «777-9311» - это телефонный номер Деза. «Это была дурацкая шутка, - вспоминает Рой Беннетт. – У Деза была семья, и вдруг ему пришлось их всех обзванивать и менять номер». По словам Деза, это создало большие проблемы во время выхода альбома. «Я помню, как Принс пришел к членам Тайм с кассетой записей. Он швырнул кассетой в Джесси и сказал: «Слышь, чувак, ты здорово играешь на этом альбоме». Типа, «эй вы, щенки!». Они ее даже не проиграли, хотя альбом был классный», рассказывает Беннетт.

По сравнению с предыдущим альбомом Тайм, этот значительно выигрывает по всем параметрам. Звучание стало сильнее, композиции лучше. Джеллибин Джонсон соглашается: «Да, этот альбом был лучшим. Программирование барабанной установки в «777-9311» было очень инновационным. Чем-то было похоже на Дэвида Гаррибалди. Мы с Моррисом выросли на этом, а Принс смог воспроизвести такое, которое просто сшибало с ног». “What time is it?” продавался намного успешнее, чем The Time, и почти сразу стал золотым и достиг 2-го места в черном чарте и 26 в поп-чарте.

У самого Принса продолжались проблемы с дифференциацией публики по расовому признаку. 24 сентября 1982 года был выпущен сингл «1999», за месяц до выхода самого альбома. Он занял 4 место в черном чарте. Сам альбом 1999 вышел в свет 27 октября и был восторженно встречен критиками. Майкл Хилл наградил его четырьмя звездами (из 5) в Роллинг Стоуне, назвав Принса «слепым кудесником, который с легкостью балансирует жанрами от пост-диско рока до хай-тека в синтезаторском искусстве». Микал Джилмор из Лос-Анджелес Херальд Эксемайнер был также под впечатлением от альбома, написав, что «1999» является самой успешной попыткой в экспрессии фанка и искусного попа.

После Controversy Принс отказывался давать интервью, но после уговоров менеджеров, ему все-таки пришлось пару раз высказаться. Впрочем, очень скоро стало ясно, что альбом покатит и без промоушена. Единственным, кому Принс дал интервью, стал Роберт Хилбёрн из Лос-Анджелес Таймс, с целью развенчать некоторые мифы о себе: «Первое – мое настоящее имя Принс. И я этого не придумывал. Просто сценическое имя моего отца было Принс Роджер, и поэтому мои родители дали мне имя – Принс Роджер Нельсон. Второе – я не гей. И третье – я не Джеми Старр». Он также настаивал на том, что секс в его песнях был из честных побуждений, а не из сухого расчета для собственной выгоды в карьере. Это интервью, опубликованное 21 ноября, стало его последним интервью до 1985 года.

Турне 1999 открылось концертами с участием всех его актеров – группы Тайм, Вэнити 6 и самого Принса. Репетиции начались летом 1982 года в офисном парке Эдем Прерия. Финальные репетиции проходили в Армори в Миннеаполисе, там же снимали клипы для «1999», «Automatic» и «Let’s pretend we’re married». «Их снимали в течение пары дней, - вспоминает Бобби Z. – Клип на «1999» показал нас, как настоящую группу. Там меня снимали больше, чем раньше и вообще снимали каждого из членов группы в отдельности. Таким образом, мы почувствовали себя сплоченнее».

В это время нарастал конфликт между музыкантами из Тайм и Принсем. Дело в том, что их вписали в контекст музыкального исполнения для женской группы Вэнити 6 и поэтому они должны были и писать им музыку и тексты, и исполнять все на концертах. К тому же менеджеры Принса отказывались платить им за их работу. Группа, которая уже к тому времени достигла статуса золотого альбома, чувствовала себя уязвленной в лучших чувствах, когда ей предлагали заняться никому не известными девчонками. Поэтому они старались, как могли оставаться неузнаваемыми на сцене, когда играли для Вэнити 6. Например, на шоу в Ритз в Нью-Йорке музыканты Тайм появились, наряженные в мешковатые костюмы, с бородами и в солнечных очках. «Это было здорово! – вспоминает Джеллибин. – На Джимми был парик, как у Джорджа Клинтона, а у Джесси длинная борода. Мы выглядели по-дурацки, но это и была наша задумка. Менеджеры Принса подумали, что мы просто прикалываемся. Но несмотря на это, мы играли профессионально». Шутка с бородами не прижилась, и вместо этого сделали розовый занавес, за которым они играли.

Музыканты Тайм все больше выражали недовольство захватом Принсем власти и его контролем всех и вся. Джимми Джэм, Терри Льюис и Манти Мойр начали сами писать песни и пытаться отпочковаться от группы. «Они хотели быть самыми крутыми исполнителями фанка в мире. Принс им уже не был нужен, у них был Джесси, который хорошо играл на гитаре. На бас-гитаре у них был Терри. У них были замечательные музыканты. Джимми и Терри хотели писать свои песни, и у них была масса идей. Рано или поздно они должны были стать самостоятельными» - говорит Алан Лидс.

Концертная программа 1999 началась 11 ноября 1982 года с Теннесси. Каждый день был забит до 31 декабря. Сцена представляла собой подиум, нововведения Роя Беннетта – полицейские мигалки и пурпурные занавески, а также пружинная кровать для исполнения «International lover». Принс придумал себе новый облик: одевался в пурпурный плащ.

Концерты начинались с того, что Принс низким голосом анонсировал введение к «1999», потом сразу переходили к “Controversy”, пока Принс поднимался на сцену на гидравлической платформе за подиумом. На сцену он спускался по пожарному столбу и запевал “Let’s work”, которая сопровождалась его танцем и некоторыми сольными партиями с Дезом и Мэттом Финком. Потом наставал черед балладам и “Do me, baby”, а после нее “DMSR”. Потом Принс удалялся на несколько минут, чтобы переодеться, пока Лиза Коулман играла на синтезаторе интерлюдию. Во второй части концерта Принс играл на пианино “How come u don’t call me anymore”, которая стала фаворитом у публики. Сцена заполнялась дымом, и начиналась “Lady cab driver”, после нее “International lover” – в которой Принс исполнял стриптиз на огромной кровати. Все завершалось исполнением «1999» с Лизой и Джилл за клавишами. Принс обычно напутствовал публику, перед тем как уйти со сцены: «Не давайте никому указывать вам на то, что надо делать!»

Потом на сцену выходили девушки из Вэнити 6, одетые в сексуальное белье. На вокале им помогала Джилл Джоунс. Они исполняли 5 или 6 песен со своего альбома в течение 20 минут. «Мне было тяжело видеть мою жену в белье на сцене» - признается Рой Беннетт. – «Мужики в зале просто сходили с ума. Мне приходилось к этому привыкать, но это было непросто, поверьте мне! Бренда, бывало, старалась не делать всего того, что их просил Принс, зная, как я переживаю. Я думаю, что он в глубине души уважал ее за это, но это все равно часто приводило к конфликтным ситуациям».

Выступления группы Тайм всегда сопровождались юморными сценками. В течение 40-минутного концерта Моррис Дей изображал самовлюбленного богача, который все время заботился о своем внешнем виде. «Принс позволил этим двум группам найти свой имидж. Он просто выбросил их как котят в море. Кто выплыл, тот приобрел известность. Это была группа Тайм, потому что это были талантливые ребята. А Вэнити 6 выбивались из сил» - говорит Алан Лидс.

Популярность Принса росла с каждым днем. Один раз перед концертом группам доложили, что двух-тысячная толпа фанатов собралась перед концертным залом и бушует. Хантберри часто заказывал пустые лимузины, чтобы отвлечь внимание публики, в то время как сам Принс незаметно уезжал с концерта с черного хода.

Кульминацией был концерт в Детройте, когда было продано около 30 000 билетов. «Детройт нас шикарно принял, - вспоминает Джимми Джэм. – Черные из этого города тогда очень хорошо разбирались в нью уэйв, а мы как-раз здорово приспособились к этому стилю. В других городах на нас иногда смотрели так, будто спрашивали: «Что они тут делают?» Пресса в Детройте отзывалась о концерте также восторженно. Ким Херон в Детройт Фри Пресс писала: «Принс стал звездой и возможно скоро станет супер-звездой. Конечно, его манера исполнения наполнена такими трюками, как провокационная сексуальность и все такое, но после того, как я побывала на его концерте, я поняла, что он представляет собой феномен уникального музыканта».

Горячий прием был у группы и в Чикаго перед четырех-тысячной аудиторией в театре. По мнению многих критиков, этот концерт затмил все предыдущие концерты того года по масштабности, яркости и оригинальности. Там же в Чикаго Принс провел благотворительный концерт, средства с которого (более 10 тысяч долларов) направились для Марвы Коллинз, директора школы для детей-инвалидов. Он также посетил эту школу и познакомился с детьми. Он сидел за последней партой, пока они занимались своими делами. Позже он поделился впечатлениями с Марвой Коллинз и сказал, что лучше школы он еще не встречал. Он до сих пор продолжает спонсировать эту школу, а Марву Коллинз даже снял в своем клипе “The most beautiful girl in the world” в 1994 году.

В декабре 1982 года конфликт между Принсем и Тайм перешел в самую тяжелую фазу. Тайм уже стали его равноправными соперниками, получая не менее восторженные отзывы от критиков и публики. «Когда мы играли, то это была здоровая конкуренция, и он это видел и понимал. Мы могли бы, если захотели, побить его в музыкальном плане» - говорит Джеллибин. Бобби Z соглашается: «Да, это была здоровая конкуренция, но мне иногда было странно, что эта группа была так же профессиональна как наша, однако музыка и тексты песен были написаны одним и тем же человеком. Это была такая ситуация, когда ты создаешь группу и вкладываешь в нее все, и тут она тебе надирает зад. Иногда казалось, что публике больше хотелось видеть их, а не нас. Принса это задевало. Это было похоже на Франкенштейна и его монстра, которого он создал своими руками, и который потом его и убил».

В рождественские каникулы Принс и Вэнити полетели в Нью Йорк, чтобы поучаствовать в фотосессии для Роллинг Стоун. Журнал заплатил 10 тысяч долларов, чтобы известный фотограф Ричард Аведон сфотографировал Принса. Принс согласился фотографироваться, но отказался дать интервью. Статья про него была написана журналисткой из Миннеаполиса, Дебби Миллер. Она была опубликована 28 апреля 1983 года под названием: «Тайная жизнь самого сексуального мужчины и его группы в Америке». В ней рассказывалось о его детстве, юношестве, первых альбомах до 1999, интервью с Фаргноли, Муном, Хасней, Бернадетт Андерсон, членами его команды, Тайм и Вэнити 6. Миллер раскрыла тайну участия Принса в проектах этих двух групп и то, что он выступал под псевдонимом Джеми Старр.

После рождества группы продолжили турне по Соединенным штатам, отказываясь от концертов в Лондоне с целью достичь большего успеха. Для этого бронировались уже целые стадионные площадки с расчетом на 20 тысяч зрителей. Ближе к концу 1982 года случился еще неожиданный поворот в карьере Принса, который значительно изменил положение дел: его клип «1999» стали крутить по МТВ. Это открыло доступ к еще более широкой аудитории. Таким образом, песня достигла 9 места в поп-чартах и стала золотой.

Пока Принс работал в Сансет Саунд, Стиви Никс из Флитвуд Мак позвонила ему в студию и попросила помочь ей с песней “Stand back”, которая очень походила на “Little red corvette”. Принс приехал к ней в студию, где она работала над своим вторым альбомом The wild heart. «Я помню, как он вошел к нам в первый раз. Я сразу испугалась и начала трястись – все-таки такой человек! Он сел за пианино и моментально исполнил замечательную партию, даже двумя пальцами! А потом он ушел», - вспоминает Стиви Никс. Песня “Stand back” была выпущена в мае 1983 года и сразу стала большим хитом, достигнув 5 места.

Второй клип, который показали на МТВ, стал “Little red corvette”. Благодаря ему, характер аудитории Принса значительно изменился. «Во время турне 1999 у нас было 90 % черных зрителей, но когда вышел “Little red corvette” все резко изменилось – объясняет Манти Мойр. – Теперь стало уже приходить 40-60% белых. Потом вообще стало 50 на 50. В некоторых штатах так вообще было больше белых, чем черных, и мы считали это большим прорывом». Критики были очень благодушны в отзывах о концертах, считая единственным недостатком их то, что они были слишком коротки.

Вопреки успеху, члены групп все больше удалялись друг от друга. Принс даже взял в аренду автобус, чтобы ездить на концерты отдельно от всех. Единственные, с кем он еще поддерживал постоянный контакт, были Фаргноли и Хантберри. Другие чувствовали, что их былая сплоченность улетучивалась. Манти уверен, что Принс часто завидовал дружбе между членами Тайм. «Он иногда ездил с нами в автобусе, и мне даже кажется, что с нами ему было веселее, чем со своими. Мы все всегда делали вместе и развлекались. Ему этого немного не хватало. Однако он всегда оставался собой и держал дистанцию. Иногда казалось удивительным, как можно было вот так запросто сесть с ним и поболтать».

Дез вспоминает, что во время турне вокруг них часто ошивалось много лишнего народу. Многие обвиняли в этом Фаргноли. «Он заботился только о Принсе и о его деньгах. Больше ни о чем!» - говорит Браун Марк.

Это все вылилось в то, что Дез Дикерсон потерял интерес в участии в группе и отказывался играть на саунд-чеках. «Я уже себе не нравился – признается Дез. – Со мной было сложно находиться рядом. И мне не нравилась атмосфера, которая была вокруг нас тогда. Я чувстовал, что ко мне относятся не так, как мне хотелось бы». Его место на репетициях часто занимала подруга Лизы, Венди Мелвойн, которая часто ездила с группой в автобусе во время турне 1999. «Саундчеки длились долго. Мы начинали в два часа и не уходили раньше шести. Мы джемовали по 4 часа. Потом мы ели, гримировались, одевались и играли на сцене. Саундчеки с Принсем были самыми интенсивными. Последней песней перед ланчем была всегда “Controversy”. Венди играла ее здорово, по фанковски. Она вообще была умницей. И постепенно всем стало казаться, что скоро ее поставят на место Деза, потому что он уже настолько во всем разочаровался, что всем было ясно, что он долго не протянет», рассказывает Бобби Z.

В Вэнити 6 тоже все шло не так уж гладко, как хотелось бы Принсу. Он, например, хотел, чтобы Бренда, как самая профессиональная и талантивая из группы, была ответственной за репетиции, но Вэнити воспринимала это как оскорбление для себя, неформальной лидерши. Между ней и Брендой возникали ссоры. «Это было так: Принс говорил Бренде, чтобы она отвечала за пение Вэнити, на что Вэнити говорила: «вообще-то это моя группа». Это было тяжело. Один раз Бренда с Вэнити здорово подрались. Принс тогда меня спросил: «Ты разве не можешь контролировать свою жену?» Я сделал вид, что держу переключатель каналов и ответил: «Видимо, батарейки сели». Бренда к тому времени прижала Вэнити к стене. У нее был опыт – она выросла с двумя братьями». Ко всему прочему Принс одновременно встречался с Сюзан Мунси и с Вэнити. «Это был какой-то кошмар. Принс ведь еще и встречался частенько с Джилл Джоунс. Все девушки ездили в одном автобусе на турне, и там происходило много ссор и драк. Вэнити психовала, когда Принс подкатывал к Сюзан. Стоял полный хаос».

Критики признали Принса своим фаворитом в Роллинг Стоунс, выбрав его «Артистом года» (когда как читательским фаворитом был Брюс Спрингстин). Его выбрали за 1999 и за концертное турне, а также за работу с Вэнити 6 и Тайм.

Принс вернулся настоящим триумфатором в свой родной город 15 марта. «Публика в Миннеаполисе наконец-то признала его, как настоящего шоумена – говорит Бобби Z. – Но я думаю, что это произошло благодаря его клипу на МТВ. Они поняли, что мир принял его». В Нью-Йорке его также называли как «замечательного исполнителя с юмором рода немого кино и с музыкальной смекалкой».

Во время турне по Нью Йорку Принс уволил менеджера Мюриэлль Холдер и заменил ее на Алана Лидса. «Дезу она ужасно не нравилась – говорит Бобби Z. – Лиза, я, Марк и Мэтт любили ее, но, видимо, недостаточно, чтобы она осталась. Но когда пришел Алан на ее место, мы были просто потрясены его профессионализмом».

Однако к тому времени случилось нечто, что повлекло за собой череду конфликтов. После концертов в Нью Йорке Джимми Джэм и Терри Льюис записывали альбом с группой S.O.S. в Атланте и не смогли приехать на следующий концерт в Сан Антонио из-за снежного бурана. Объяснений не последовало, и турне продолжилось без Терри и Джимми. Их оштрафовали каждого по 3 тысячи долларов, что, учитывая их скромные гонорары, было немало для них. После концерта в Сан Антонио группы приехали в Калифорнию. На концерте 28 марта в Лос Анжелесе к ним на сцену присоединились Куинси Джонс, Брюс Спрингстин и Стиви Уандер. Группе Тайм снова не заплатили за концерт в Лос Анжелесе. «Для нас это было кровной обидой! Мы играли в таких больших городах, наши песни крутили по радио, а мы должны были играть за розовой занавеской» - говорит Джеллибин Джонсон. Но потом последовали еще концерты в Детройте и в Кливленде, где группу принимали на ура.

В мае 1983 года альбом 1999 стал платиновым. Он достиг двойной платины в октябре 1984 года и дошел до отметки более 3-х миллионов проданных экземпляров, при этом оставаясь в чарте Биллборда на 153 недели. На церемонии третьего ежегодного вручения музыкальных премий Миннесоты 16 мая в Блумингтоне Принсу отдали 6 наград за «Музыканта, продюсера, мужского вокалиста года». Он закрыл церемонию 10-минутным исполнением ”DMSR”. Еще одно несанкционированное выступление последовало 29 июня в Миннеаполисе, когда его наградили как «Музыканта года» на второй церемонии музыкальной черной премии в Св.Пауле. Ближе к концу года Принса номинировали на две награды Гремми – «лучший мужской поп-вокалист» за альбом 1999 и «лучший исполнитель R&B» за ”International lover”. Он, однако, не выиграл (награду вместо него получил Майкл Джексон), но все равно 1983 год стал поворотным годом для Принса. Благодаря МТВ его аудитория расширилась в несколько раз, что позволило ему конкурировать с звездами американской музыки.

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6