Главная

Новости

Биография

Дискография

Публикации

Интервью

On Tour

Фотографии

Мультимедия

Форум

Ссылки

О нас

 

 

Интервью с Дезом Дикерсоном
16 января 2004
Перевод drittunge

20 отобранных вопросов различных участников сайта www.housequake.com, на которые ответил Дез Дикерсон.

1. Слышали ли вы когда-нибудь песню Принса "Xtra Loveable"? Если да, то какова была ваша реакция на такую строчку «Что случилось, Дез, тебе не нравится моя группа?»

Хотите верьте, хотите нет, но я никогда ее не слышал, хотя мне и знаком текст песни. Это такой типичный образчик юмора Принса – хотя я расстался с группой на дружеской ноте. Несмотря на то, что я пребывал в депрессии на момент расставания с группой, о чем я рассказал в моей книге, мы разошлись вполне мирно.

2. Вы довольны тем, как воспринимается ваш вклад в творчество Принса? Я имею в виду ваше участие в написание песен в период между 1979 и 1982 годами, включая проекты Vanity 6 и The Time.

Как обычно происходит в схожих ситуациях (как на примере Джорджа Мартина и Битлз), общественное мнение и закулисная действительность полностью расходятся. Я доволен, что те, кто был посвящен в наши дела, знают об этом, а те, кто об этом не знают, могут почитать об этом в моей книге. Конечно, хорошо, когда твое творчество воспринимается правильно, но необходимо быть самому уверенным в том, что этот вклад был существенным. Настоящие фанаты знают, что я играл важную роль в проекте The Time и Vanity 6, а также имел некоторое влияние на Принса, когда я еще работал в его группе.

3. Вы собираетесь выпустить что-нибудь из старого материала, например, из Modernaire?

У нас, к сожалению, нет прав на материал из Modernaire, поэтому мы никогда не сможем его издать, если, конечно, он вдруг сам по себе не всплывет откуда-нибудь. Однако у нас были планы в ближайшее время издать другой редкий материал того периода.

4. Как ваша вера повлияла на ваше сотрудничество с Принсем?

В период турне “Dirty Mind” на меня как раз снизошло религиозное озарение, которое изменило всю мою жизнь. Я описал его в 20-й главе моей книги. Как и многие, я вырос в религиозной семье, но относился к религии несерьезно. Мне объясняли, что хорошим человеком можно стать посредством работы над собой, делая добрые дела и т.д. В декабре 1980 мне привиделось, что бог через своего сына Иисуса желал установить с нами отношения, а не через религию, и что настоящая церковь – не организация, а целый организм. Бог не хотел, чтобы я полностью окунулся в религию – он хотел, чтобы я отдал ему свое сердце. Эти религиозные преображения я описал в моей книге, но, если коротко, то все это привело к тому, что я оказался в конфликтной ситуации с самим собой, так как я знал, что то, чем мы занимаемся, во многом противоречит моей вере.

5. Что на ваш взгляд является вершиной в вашей карьере?

Я считаю, что настоящий успех пришел ко мне уже после моей работы с Принсем. В 1997 году я выпустил первый альбом моего 11-летнего сына и его группы. Они выпустили два полных альбома и один концертник, а также сборник радио-хитов. Все то, что я имел возможность делать с Принсем в свое время, просто меркнет по отношению к помощи моему сыну в начале его музыкальной карьеры.

6. Принсу, видимо, очень нравилось, как вы играли на гитаре. Какая песня, написанная Принсем, попала под ваше влияние?

О, замечательный вопрос! Я думаю, что таких было несколько, но все-таки самой очевидной я бы назвал “Purple Rain”. Ну и некоторые из старых, как, скажем, “Bambi”. Принс сам по себе замечательный гитарист, и поэтому я бы не сказал, что он не смог бы написать такие песни без моего влияния, но я рад, что у меня был шанс хоть немного повлиять на его звук.

7. У меня вопрос о том, каково это быть членом группы (в данном случае в группе Принса). Я предполагаю, что в основном музыку и песни Принс писал сам или, по крайней мере, большую часть песен. Каково было вам играть и репетировать какую-нибудь песню, которая вам не нравилась (и не раз). Как вы мотивировали себя для этого?

Я все делал ради фанатов. Если ты член группы, то, конечно, есть песни, которые тебе нравятся, и которые не нравятся – даже те, которые ты написал сам! Но вы правы, когда вы играете в чьей-то группе, то зачастую приходится играть песни, которые вам не по душе или делать то, с чем вы не согласны или вообще не хотите делать. Я просто почувствовал, что мне необходимо самореализоваться, стать профессионалом, и когда я это понял, что больше не могу продолжать работать у него – я ушел.

8. Учитывая то, что вы провели с Принсем много лет, как вы считаете, в каком направлении он сейчас движется? Я в основном имею в виду инструментальные вещи, которые он в последнее время сделал – Xpectation, NEWS и Rainbow Children.

Принс в первую очередь музыкант. Тяжело все время придумывать что-то, даже великие музыканты порой выдыхаются. Что касается Принса, то музыка для него всегда значила многое, и он остается верен ей. И я уважаю его за это.

9. Можете ли вы рассказать о происхождении сольной партии в “Little Red Corvette”? Вы обсуждали ее с Принсем или это была полностью ваша идея? Кто еще был в студии в это время? Когда вы поняли, что вам удалось сделать песню? На мой взгляд, это один из самых ярких гитарных моментов. Я уверен, что вы гордитесь, что стали частью музыкальной истории.

Мы с ним были вдвоем в его домашней студии, когда записывали эту песню. Сначала он мне проиграл свою версию, и потом мы стали ее играть. Он всегда давал мне возможность сыграть то, что я хотел, и я признателен ему за то, что он доверял моей игре. Я записал три разные версии сольной партии, которые он потом скомпоновал в одну, используя все три различных секции звука. Я ее закончил всего за полчаса! А потом, спустя несколько лет, журнал  Guitar World признал ее одной из «100 лучших сольных партий в мире» (она попала на 64 место). Я был очень польщен.

10. Записывали ли вы вместе с Modernaire целый альбом или всего одну песню “I want to be a Modernaire”? Будет ли это когда-нибудь издано?

Я записал материала примерно на пять целых альбомов в период Modernaire. Мы выезжали в турне с Билли Айдолом и другими в 83-84-е годы, и много записывали. Хотя, в основном, я записывал сольники при помощи моего кейбордиста Дейва Мултона. Многое из этого мы играли на концертах. Вообще-то мы планируем выпустить что-нибудь из этого в ближайшем будущем и поместить это на моем сайте www.dezdickerson.com.

11. Было ли что-нибудь такое, что Принс просил вас сделать, но вы отказывались? Например, сыграть песню, надеть костюм, когда он просил вас вести себя соответствующе на сцене?

Я думаю, что он был в курсе того, что мне нравится, а что нет. Мы с ним были на дружеской ноге. Когда же дело касалось того, что я отказывался делать, то он старался не принуждать меня к этому. Мое же отношение было такое: «я работаю на Принса – это его выступления, и я буду делать все, чтобы быть членом группы».

12. Что подвигло вас на написание мемуаров?

Просто пришло время и все. Я отклонял много предложений, потому что люди, в основном, хотели заработать на «грязном белье». Меня столько раз цитировали и зачастую неверно, и поэтому я подумал, что настал час самому высказаться по некоторым фактам в моей биографии.

13. В вашей книге вы описываете постепенное становление Вэнди Мелвойн как музыканта. Создается такое впечатление, что для вас замена вас на нее было тяжелым испытанием в то время. Это было важной вехой для всех: для Принса, Вэнди и для вас. Глядя на это спустя много лет, как вы находите Вэнди сегодня?

На самом деле я совсем не переживал по этому поводу. Я просто видел это так, как это было – она была оппортунисткой. В конечном счете, я тогда определился с выбором – настал мой черед двигаться дальше, а ее – вступить в группу, когда я уходил. Мне кажется, что это был хороший шаг для нее. Хотя, я не имел возможности поговорить с ней об этом, мне неизвестно, что она сама об этом думает. Для меня это был самый важный шаг – уйти от всего этого. У меня появилась возможность стать настоящим человеком, а не просто карикатурой на рок-звезду. Мне повезло, что у меня был такой замечательный опыт и я не жалею об уходе.

14. Вы, наверное, уже устали все время говорить о Принсе?

Ха! Мне нравится этот вопрос! На самом деле, я не против. Уже глядя на это в перспективе времени - это была значительная часть в музыкальной истории. Если бы у меня были какие-то претензии, это было бы эгоистичным и высокомерным. Конечно, я не жажду выступать с этим на людях, но и не избегаю разговоров о нем.

15. Если бы вы могли организовать свою группу супер-музыкантов (где вы бы играли на гитаре, разумеется!) и поехать в турне, кого бы вы выбрали?

О, это просто! Майкла Блэнда на ударные, Фила Солема из The Rembrands на гитару и Уилла Ли (Дэвида Леттермана) на бас-гитару.

16. Вы еще общаетесь с Принсем или с кем-то из его бывшей группы?

Я общаюсь с Принсем через третьих лиц. Недавно разговаривал с Доктором Финком. Чаще всего общаюсь с Бобби Зи - несколько раз в год. Недавно, по интернету, списался с нашей бывшей кейбордисткой – Гейл Чапман.

17. Учитывая то, что вы были любимцем Принса в группе Revolution и то, что Принс всегда работает над несколькими проектами одновременно, участвовали ли вы в написании музыки к “Purple Rain” до того, как ушли из группы?

Это задумывалось как полноценный саундтрек к фильму. Принс даже после того, как фильм был снят, продолжал писать музыку. Так что вся музыка, не относящаяся к фильму или к Принсу непосредственно (включая Modernaire) была свернута. Я не участвовал в написании музыки, потому что сразу после турне 1999 я ушел из группы и начал сольную карьеру. Я по-прежнему думаю, что я отчасти оказал влияние на одну песню. Я, помнится, написал одну песню “She loves to video”. Принс услышал, как я ее играл с моей группой на шоу в Лос Анжелесе, некоторое время спустя окончания съемок фильма. Ритм из этой песни очень похож на мою. Не думаю, что он это сделал с умыслом, скорее всего получилось автоматически. Но я бы не ошибся…

18. Вы бы хотели работать с Принсем снова? Если да, то над каким проектом?

Я бы хотел еще раз поработать с ним над настоящим рок-проектом, с настоящими ударными, без кейборда, сэмплов, всяких компьютерных примочек или имитаторов.

19. Какая на ваш взгляд лучшая песня Принса, записанная им в период вашей работы с ним, и которая так и не была издана.

Сложный вопрос – большинство хороших песен были изданы в разное время. Мне кажется, что весь проект «Rebels» был крут, но, к сожалению, он так и остался нереализованным.

20. Могли бы вы рассказать что-нибудь о короткометражных проектах, которые были сделаны в 1980-1982 годах, например, «Второе пришествие» или другие. И планировалась ли их реализация?

Я участвовал только в съемках документального фильма о турне. Там было много хороших моментов – я даже как-то видел почти готовый монтаж, но фильм, к сожалению, так и не был выпущен. Похоже, что Принс просто пробовал новые идеи, а по окончанию просто запарывал их. Я не в курсе, будет ли он когда-либо их выпускать.