Главная

Новости

Биография

Дискография

Публикации

Интервью

On Tour

Фотографии

Мультимедия

Форум

Ссылки

О нас

 

 

Интервью с Майтэ Гарсия
2006
Перевод Czarina

Майтэ Гарсия была музой и женой Принса до той поры, пока их не разлучила трагедия. В настоящее время, будучи актрисой и послом мира моды, она решила рассказать подробности их странной совместной жизни - включая также и тот факт, что ей было запрещено звонить поп-звезде по телефону, даже в тот период времени, когда они являлись мужем и женой.

Когда в 1996 году Майтэ Гарсия вышла замуж за Принса, певец купил своей молодой жене роскошное поместье с видом на море в Марбелле.

Это был белый дворец, словно из прекрасной сказки, окаймленный персиковым цветом, а внутри украшенный зеркалами. Также во дворце имелся свой собственный парикмахерский салон. "Нет, я никогда не пользовалась этим салоном, - говорит Майтэ - Я всегда выходила из дому, когда хотела сделать прическу, а этот салон был предназначен не для меня, а для моего мужа. Принс нуждался в своем личностном пространстве".

В ее голосе нет и намека на иронию, когда она говорит о таких специфических особенностях, однако именно эти особенности в полной мере характеризуют ее отношения с самым эксцентричным шоуменом в мире музыки. "Мне было запрещено когда-либо звонить ему, даже во время нашего супружества. Я всегда должна была ждать, когда он сам мне позвонит. Я не понимала в чем причина, он никогда это не объяснял",- говорит она и на мгновение на ее безупречном лице отражается недоумение вызванное воспоминаниями. "О, а может мне попробовать позвонить ему сейчас и посмотреть что будет?"

Затем она разражается таким звонким смехом по поводу этой нелепой идеи, что становится совершенно ясно, что она никогда не сделает этот звонок. Даже спустя 6 лет после их развода, который случился вскорости после трагической потери их ребенка, она все еще твердо придерживается неписаных законов установленных Принсем в своем параллельном мире. 

Сейчас  Майтэ 32 года (ее имя произносится именно как Майтэ), она - сногсшибательная красавица с пухлыми чувственными губами, кожей цвета темного меда и копной блестящих волос. Она родилась в Америке в семье пуэрториканцев, которые принадлежали к среднему классу. При росте 163 см она на 5 см выше своего бывшего мужа и обладает стройной и изящной фигурой танцовщицы. В свое время она также стремилась состояться как певица, однако в данное время она поглощена своей новой работой актрисы.

Сегодня она как раз только что прилетела из Марокко, где снималась в фильме вместе с Томом Хэнксом и Джулией Робертс и, не смотря на очень напряженный график работы, выглядит довольно элегантно в темно-серой кружевной кофте в сочетании с широкими фланелевыми брюками и туфлями на шпильках. Она носит одежду от Pinko, знаменитой итальянской фирмы, которая обратила внимание на восходящую звезду Майтэ и предложила сотрудничество, что в свою очередь является свидетельством особого шарма Майтэ, которая теперь находится в элитной компании; супермодели Наоми Кемпбелл и Элле Макферсон в свое время тоже являлись лицом компании Pinko.

"После развода я некоторое время подумывала о том, чтобы сменить имя, потому что я не хотела, чтобы меня теперь пожизненно воспринимали только лишь как бывшую супругу Принса, но потом я все же решила не делать этого, потому что я думаю, что в конечном итоге я стала известна как самодостаточная творческая личность и мне это очень нравится".

Это кажется немного странным, что артист ранее известный как ее муж оставил действительно глубокий след в ее жизни. Он был вдвое старше ее когда они впервые встретились; в возрасте 16-ти лет она стала его музой, затем, 2 года спустя его возлюбленной, которой он посвятил изысканно-меланхоличную песню о любви "Самая красивая девушка в мире".

Будучи танцовщицей в его группе, на сцене их союз излучал поистине электрические флюиды. Вне сцены его влияние распространялось на то, какую одежду ей следует носить и какую именно делать прическу.

В то время как он активно поощрял ее творческий вклад в его работу, ей, однако, никогда не разрешалось контактировать с ним по своей инициативе, не разрешалось опаздывать, а также заниматься чем-либо другим, а лишь всецело подчиняться рабочему графику, который распространялся на все аспекты их жизни, включая и сугубо личную.

"Это были странные отношения, но великолепные. Да, он немного любил контролировать, но я тогда была молода и до этого у меня еще никогда не было парня, поэтому я не имела понятия, как именно все должно было быть," - говорит Майтэ, которая, не смотря на присущую ей рассудительность, рассказывает о своем бывшем супруге довольно непринужденно и легко, так, как будто это является вполне естественным, что муж сам решает какие именно туфли его жене следует одеть сегодня. В те годы своей ранней юности она была словно под гипнозом.

  "На сцене Принс просто невероятный музыкант, но когда ты лично знакомишься с ним, он абсолютно не высокомерен; он веселый, очаровательный и очень внимателен. Сейчас, когда я уже узнала других мужчин, я смогла осознать, насколько хорошо он понимает женщин, это проявляется в том, как он подмечает в тебе каждую деталь. Он прокомментирует твою прическу или одобрит новые сережки, а когда он смотрит на тебя, он умеет это делать так, что ты ощущаешь себя центром его вселенной - и это так притягательно!"

История о том, как Принс и Майтэ повстречались, довольно причудлива. Отец Майтэ был пилотом в вооруженных силах США, а мама работала преподавателем в высшем учебном заведении в качестве лингвиста, но при этом питала страсть к танцам, которую затем передала своей дочери. В результате Майтэ занималась как балетом, так и исполнением танца живота, выступая на профессиональном уровне уже с восьми лет. Когда отца Майтэ по работе отправили за границу, вся семья поехала вместе с ним. Однажды, будучи в Германии они всей семьей отправились на концерт Принса. "Мой отец показал ему видео, как я танцую, и после этого Принс попросил о встрече со мной". Их пригласили прийти за кулисы, и вот именно тогда Майтэ встретилась лицом к лицу со своим будущим мужем.

"Моя первая мысль была: "Вау, а он и вправду маленький!" Это было так удивительно, потому что он смотрелся на сцене так величественно",- говорит Майтэ, улыбаясь своим воспоминаниям. "А когда я упомянула, что умею щелкать монетами, положив их на живот, то он позвал всех в комнату, чтоб все посмотрели".

Принс, которому в то время было 32 года был так потрясен Майтэ, что попросил разрешение продолжить общение с ней, и в течение почти двух последующих лет он отсылал ей свои новые песни, а в ответ получал видеозаписи, где Майтэ исполняла танцы под его композиции. Принс также звонил ей через день. "Теперь, оглядываясь назад это все кажется немного сюрреалистичным",- говорит Майтэ, явно преуменьшая события того периода. "О происходящем я не рассказывала большинству из моих друзей, потому, что они просто не поверили бы мне. Это все было довольно невинно, но, в то же время, весьма интенсивно".

Когда Майтэ исполнилось 17 лет Принс пригласил ее к себе в Миннесоту в студию Пейсли Парк для того чтобы записать песню. Домой она уже больше не вернулась.

"Принс был очень заботливым по отношению ко мне, и мой отец был счастлив передать меня ему на попечение. У меня появилось собственное жилье, и затем я на несколько недель отправилась в турне по Австралии, а потом на Дальний Восток в качестве танцовщицы в его группе",- говорит она. "Он обычно вырывал страницы из журналов мод, чтобы составить общее представление как именно мне следует выглядеть на сцене; сначала Vivienne Westwood, а затем Versace.

Он всегда был очень точен насчет того, что он хотел, и в личных отношениях также, потому, что это тоже была своего рода работа. Быть рядом с ним это все равно что находиться все 24 часа в самом центре некоего творческого механизма; если мы не выступали на сцене, значит мы репетировали, если не репетировали, значит находились в студии. Я слышала, что люди говорят, что он требовательный, но я никогда не давала ему повода быть таковым по отношению ко мне, потому что я всегда четко выполняла свою работу. Мне это нравилось и, в свою очередь, это сформировало мое нынешнее отношение к работе".

Уже спустя год их профессиональные отношения развились в нечто более интимное. Однако, не смотря на свою былую юношескую наивность, Майтэ твердо уверена, что с ее стороны были чувства гораздо большие, чем обычное поклонение своему кумиру. "Я любила его",- просто объясняет она.

"Сейчас я стала совершенно другим человеком, но тогда я жила его жизнью и была счастлива благодаря этому. Я не проявляла себя как личность настолько насколько могла бы, но я думаю, это приходит с годами. Для меня очень важным являлось то, что он относился ко мне как к равноправному артисту и музыканту. Я, например, могла сказать: "Мне не нравится эта песня" и он прислушивался к моему мнению".

Несмотря на их жесткий рабочий график, чуть ли не 24 часа в сутки 7 дней в неделю, безусловно, в их жизни присутствовали более спокойные и семейные моменты. Майтэ и Принс ходили в кино или вместе играли в боулинг. Она готовила блюда из овощей, выращенные в теплице, которую они построили вместе. Принс носил свитер... Свитер? В этом есть что-то поистине смешное, когда представляешь себе величавого, украшенного блестками и любящего одеваться в пурпур Принса, в какой-то заурядной и обыденной одежде типа джемпера.

"Он обычно носил свитер от Версаче, но только не джинсы",- говорит Майтэ в его защиту со снисходительной улыбкой. "Безусловно, существует и обыденная сторона жизни Принса, однако, несмотря на его постоянные появления на телевидении, он не демонстрировал свою личную жизнь на публике, за что я его и уважаю".

На сцене Принс всегда демонстрировал свою мужскую сексуальность и притягательность. Но при вопросе о том, происходили ли эти эксцентричные шалости в легендарной спальне Принса с зеркалами на потолке, глаза Майтэ расширяются и в них читается смесь удивлению и смеха.

"Я думаю, что обсуждая эту тему мне нужно притвориться, что у меня амнезия",- хихикает Майтэ. "Да, естественно, мы занимались сексом, но ту спальню с зеркалами использовали не часто. Самые причудливые вещи, которые мы когда-либо делали в этом плане, происходили на сцене, на меня надевали наручники только там".

Пара была просто счастлива, когда в начала 1996-го года Майтэ забеременела. Они сочетались браком в прямом режиме через Интернет летом, и Принс отметил это событие, написав песню "Friend, Lover, Sister, Mother, Wife".

Однако когда их сын родился на месяц раньше положенного срока, ему поставили диагноз синдром Пфайффера. Это редкое заболевание, при котором кости черепа ребенка начинают твердеть раньше, чем полагается, и таким образом сдавливают мозг.

Спустя неделю он умер. Однако уже через неделю после смерти ребенка пара посетила передачу Опры Уинфри и говорили о ребенке как о живом. "Мы верили, что он собирается вернуться обратно, обычно в таких случаях души возвращаются. Мы не хотели признавать, что он умер, это был наш способ пережить это горе"- рассказывает Майтэ. "Потеря ребенка - это страшная вещь. Некоторые пары сплачиваются после смерти ребенка, другие - наоборот расходятся. В нашем случае произошло последнее".

В отношениях между Майтэ и Принсем пролегла трещина, спустя 2 года они расстались, а в 2000 году состоялся официальный развод. Майтэ говорит, что в этом разрыве не было ни скандалов, но ссор. Реакция Принса на тяжелую утрату выражалась в том, что он полностью погрузился в свою работу, оставив Майтэ один на один со своим горем.

Когда она рассказывает об этом расколе, то в ее голосе звучит печаль и одновременно смирение. "Брак себя исчерпал, и я это понимала. Но я ненавижу тот факт, что я разведена. Я никогда не хотела быть разведенной, хотя мне и пришлось признать, что так сложились обстоятельства".

В отношениях между Майтэ и Принсем нет враждебности и, хотя они не общаются до тех пор, пока он сам не позвонит ей, она все же собирается вскорости посетить его концерт и пообщаться за кулисами. "Я теперь очень осторожно отношусь к замужеству, потому что считаю, что это должно быть на всю жизнь. Принс женился во второй раз и вот сейчас он снова разводится".

Душевная травма, вызванная неудачным браком, отозвалась в Майтэ желанием попытать свое счастье в другом романе; она начала встречаться и даже обручилась с пресловутым и скандальным рокером Томми Ли, бывшим мужем Памелы Андерсон.

"Он был полной противоположностью того, к чему я привыкла до этого. Томми был буйным взрослым ребенком, и это было весело. Он предложил мне выйти за него замуж, и я ответила согласием, но мы так никогда и не собрались с ним пожениться,- смеется она.- Это было классное время, год сумасшествия. Он сделал себе татуировку на шее, изображающую мои губы, и даже я сделала себе тату на ступне - китайский символ обозначающий танец.

Однако я изменила его, потому что не позволяла, чтобы в нашем доме творилось безумие, и также я влияла на него, чтобы он оставался дома, - я не любительница вечеринок и из-за этого он потерял много друзей. Все это время я знала, что он все еще продолжает любить Памелу и, когда спустя полтора года мы расстались, я сама сказала ему, что им необходимо быть вместе. Однако у нас с ним сохранились добрые отношения, и мы остаемся очень хорошими друзьями".

В настоящее время Майтэ одинока и живет в Лос-Анджелесе. "У меня 4 собаки. Вам это о чем-нибудь говорит?" Она питает надежду создать семью и завести детей через 5 или 6 лет. Однако сейчас на первом месте стоит ее карьера в Голливуде. После появления в телевизионных шоу, включая Nip/Tuck, она получила роль женщины-пожарника в семейном фильме "Firehouse Dog", который будет выпущен на экраны в начале следующего года. Сейчас она работает над фильмом "Война Чарли Вильсона". Это реальная история жизни американского конгрессмена, который боролся за то, чтобы консолидировать афганских повстанцев в борьбе против русских.

Майтэ исполняет роль знаменитой танцовщицы 80-х годов, судьба которой пересекается с героем Тома Хэнкса. Несмотря на то, что эта женщина общалась с Мадонной, Элтоном Джоном и многими другими звездами нашего времени, она, тем не менее, с нескрываемым трепетом рассказывает как о самой киноиндустрии в целом, так и об отдельно взятых своих звездных коллегах.

"Мне довелось работать с удивительными актерами, такими как Филлип Сеймур Хоффман и Том Хэнкс, который очень дружелюбен и приветлив в общении. Перед съемками фильма у нас был прогон сценария со всем актерским составом, и я просто не переставала удивляться, насколько красива Джулия Робертс. Она была без косметики, но при этом выглядила просто изумительно".

Еще одно появление Майтэ должно состояться в грядущем американском сериале, мистической психологической драмме, где она сыграет жену главного героя.

Если говорить о том, что для нее значит ее работа, то основным стимулом здесь является именно артистическое самовыражение, а не слава. "Мне нравится играть какой-нибудь персонаж и выражать эмоции",- рассказывает Майтэ. - Я говорю слова, которые я бы никогда никому не сказала в реальной жизни, совершаю поступки, которые в действительности никогда бы не сделала, а затем после всего этого я просто ухожу, осознавая, что сделала отличную работу".