Главная

Новости

Биография

Дискография

Публикации

Интервью

On Tour

Фотографии

Мультимедия

Форум

Ссылки

О нас

 

 

Интервью со Сьюзен Роджерс, 2006
Перевод purple haze
Источник housequake.com

С большой гордостью представляем вам интервью со Сьюзен Роджерс. Её имя хорошо известно в кругах поклонников Принса. Она занималась звукоинженерными работами между 1983 и 1988 годами и, на протяжении всех этих лет, помогала Принсу записывать его классические вещи. Большое спасибо Сьюзен за ответы на наши вопросы!

Сьюзен работала не только с Принсем, в её резюме вы найдете такие имена как Barenaked Ladies, Майкл Пенн и Девид Бёрн. Бёрн однажды сказал о Сьюзен: «У Сьюзен Роджерc есть способность слушать, о чем песня и, в то же время, не забывать о технике». Сегодня Сьюзен работает в одном из Канадских институтов. Её исследования направлены на изучение мозга, находящегося под воздействием музыки.

Сьюзен, как и когда вы начали работать в музыкальном бизнесе? И как вы начали работать с Принсем?

Моя карьера началась в Лос Анжелесе в 1978 году. Моей целью было просто получить возможность работать, поскольку в то время было мало женщин в моей профессии. Я слышала, что инженеры звукозаписи (люди, которые монтируют студии и ремонтируют оборудование) всегда получают работу, так что, я изучала электронику и аудио технику сама, по книгам, которые я заказывала из Голливудского технического книжного магазина. Я пошла работать стажером в компанию Audio Industries, где научилась чинить микширующие установки и мульти-трековые ленточные машины. Я проводила дни, переходя из одной студии в другую, занимаясь оборудованием и техникой. Благодаря чему, я встретила много интересных людей.

В 1981 меня переманили Crosby, Stills, and Nash, владеющие студией в Голливуде и нуждающиеся в инженере обслуживания. В 1983 я услышала, что Принс ищет аудио техника для обслуживания его домашней студии, и немедленно связалась с его менеджерами для собеседования. Принс был моим любимым певцом со времен “For You”, и такая возможность была осуществлением мечты. Его администрация наняла меня в августе 1983 года, после чего я переехала в Миннесоту. Началось с того, что я  установила новый консоль в его домашней студии (его пурпурный дом в Kiowa Trail) и кое-что починила в его звукозаписывающей ленточной машине. Спустя время, я оказалась в кресле инженера.

Принсу был нужен многопрофильный инженер, который мог бы чинить и использовать его оборудование. Мне пришлось очень быстро выучить звуки, которые ему нравились, в этом мне помогал член группы The Time, Джесси Джонсон. Он объяснил мне, как Принсу нравилось, чтобы звучал ножной барабан, какой отзвук ему нравился в его голосе, какие микрофоны он использовал и т.д. К тому времени, когда Принс вернулся домой из Лос-Анджелеса (он работал над фильмом “Purple Rain”), я знала достаточно, чтобы быть полезной ему в студии.

Музыкальные продюсеры могут играть разные роли. Какие перед вами стояли задачи, когда вы работали с Принсем?

Тогда я не была продюсером, Принс продюсировал и проектировал свои альбомы самостоятельно. Я помогала ему, систематизируя всё и держа оборудование в рабочем состоянии. Перед записью у меня наготове были консоль, звукозаписывающая машина и его музыкальные инструменты. Поэтому Принсу оставалось только прийти и начать. Я настраивала оборудование так, как того желал Принс и записывала членов группы, когда он об этом просил.

Я отвечала за многие живые записи, сделанные во время турне, а также за перевозку его звукозаписывающего оборудования в новые места репетиций (мы записывали репетиции его группы), и предоставление технической аудио помощи в его фильмах и видео клипах. Я также помогала команде дизайнеров Paisley Park Studios и принимала решения о покупке нового звукозаписывающего оборудования.

Вы работали с Принсем на протяжении самого продуктивного периода в его карьере (83-88). Есть ли песня, период или альбом, который вы цените больше всего?

Я думаю, это альбом “Parade”. Мне понравилось направление, которое он взял в работе над этим альбомом, в музыкальном и поэтическом плане. Думаю, альбом показывает лучшую его мелодическую работу.

Альбомы в составе The Revolution (“Purple Rain”, “Around The World In A Day” и “Parade”) были представлены как работа всей группы. Это было действительно так или большую часть работы Принс выполнил сам?

Ну они не были работой всей группы в плане композиции или аранжировок, но каждый член группы придал свое звучание многим песням. Некоторые полностью исполнялись Принсем, в то время как другие были записаны на репетициях, где Принс вел основную линию, а каждый музыкант добавлял свою партию. Принс включал то, что ему нравилось из их идей. Почти всегда Венди и Лиза были на бек-вокале и вступлении.

Согласно Uptown: "The Vault", “Housequake” был записан 18 октября 1986. Поскольку Housequake.com назван в честь именно этой песни, помните ли вы что-нибудь о том дне, когда она была записана? Или, возможно, существуют анекдоты об этой песне?

Ха-ха. Мы были в Sunset Sound в Лос-Анджелесе и записывали днем и ночью на протяжении того периода, так что, как ни жаль мне это говорить, у меня не осталось особенных воспоминаний об этой песне. Я помню, что это была одна из песен, над которыми он долго работал, что обычно значило (я полагаю), что песня особенно важна для него, или ему нравилось над ней работать. Я помню, что она появилась, когда в его жизни случились и другие перемены; музыкальные инструменты, его стиль, его цвета и люди вокруг него развивались. Это только моя догадка, но я думаю, “Housequake” олицетворяла для него новую идею танцевальной музыки.

Вы записали много материала Принса коммерчески независимо в его доме (домах). Есть ли другие места, о которых поклонникам неизвестно?

Не много мест, нет (не в то время). Принс много путешествовал и записывал почти каждый день, поэтому нам нужен был доступ в студию пока мы в дороге. У меня был справочник, и я могла привезти нас в студии в Атланте, Цинциннати, Лондоне, Париже, если это было необходимо, но только на пару дней. Для удобства и уединения у нас обычно был передвижной фургон с нужными установками, которым мы пользовались в Штатах или Европе, так мы могли записывать во время саундчека или после шоу пока были в турне.

Как вы думаете, Принс вырос как музыкант? Вы ожидали, что он пойдет по другой музыкальной тропе как сейчас?

Это отличный вопрос, но я не готова на него ответить. Я не знакома с его записями периода 1990-х, но у меня есть "Musicology" и "3121", хотя я не вслушивалась в них по-настоящему. Он мастер аранжировок, и его стихи трогательны и глубоки. Сейчас я слушаю джаз 50-тых, и я огромная поклонница пианиста Бада Пауела. Я вижу идеальный альбом Принса, как только фортепиано, контрабас и ударные. Я была бы рада услышать его мелодические и гармонические решения, сфокусированные на одном инструменте. Я бы также хотела узнать, что Принс мог бы предложить импровизационной музыке, другими словами, альбом джазовых стандартов. Джаз обострил мое понимание искусства интерпретации известной мелодии по-своему.

Вы, должно быть, записали сотни песен с Принсем, которые не были выпущены. Если бы вы оказались на месте Принса, что бы вы с ними сделали? Вы бы выпустили их? Или вы считаете, большинство из них не достаточно «стоящими», чтобы быть на альбоме Принса?

Я бы выпустила их в первоначальном варианте. Думаю, он важная фигура в американской музыке, с этим приходит (в какой-то степени) ответственность, необходимость предоставить запись его прогресса как артиста. Карточка артиста дает ему право выпускать все, что он хочет из его интеллектуальной собственности, но думаю, это настоящий гений, общество выигрывает, видя, что он или она создают. Это понятно, что он не станет выпускать их сейчас, но надеюсь, они все сохранены, и однажды, эти старые записи будут доступны публике.

В одном интервью Принс сказал: «Вы думаете, Сьюзен Роджерс знает меня? Вы думаете, она знает что-нибудь о моей музыке? Сьюзен Роджерс, для справки, ничего не знает о моей музыке. Ничего. Единственный человек, который что-то знает о моей музыке (пауза для более острого эффекта)… это я» Что вы думаете об этом?

Да, Принс здесь прав, но только в одном смысле. В другом смысле, а именно, когда слушаешь музыку, созданную другим, Принс знает о своей музыке меньше всех. Потому что создание музыки и потребление музыки - это два разных процесса.

Когда повар готовит новое блюдо, он знает все, что положил туда, в том числе, каким оно должно быть на вкус. И когда он садится, чтобы его есть, он уже что-то знает о нем, и это влияет на вкус. Клиент, который ничего не знает об ингредиентах блюда, будет ощущать другой вкус, который повар никогда не сможет почувствовать. Так что клиент знает о блюде то, что повар никогда не узнает.

Поклонники Принса знают, что его музыка заставляет их чувствовать, независимо от того, хотел он или нет, чтобы она трогала их так, а не иначе. Только он знает, что вдохновило его на песню, или, что он хотел сказать музыкой, но между чувством композитора и чувствами слушателя лежит пропасть. Как и во многом другом, это палка о двух концах. Наука не наука, пока не опубликована; еда не еда пока не съедена; искусство не искусство пока не понято.

Что касается знания его как человека, я сказала, для справки, что я вправе говорить только о его студийной жизни с 1983 по 1988. Его жизнь за дверью студии, вне вышеуказанного периода, мне неизвестна. Поскольку у него была богатая жизнь, я не знаю его полностью.

Вы продолжаете продюсировать музыку или полностью посвятили себя академической работе? Помогла ли вам работа инженером в ваших научных исследованиях?

Barenaked Ladies позвали меня прошлой осенью, и я вернулась в студию, мы записали 30 песен вместе. Я не была продюсером, только инженером, но мы провели чудесное время, я была счастлива снова оказаться в студии. Я невероятно счастлива быть научным исследователем, и я использую шанс развивать свой творческий потенциал в направлениях более личных, чем во времена музыкальной карьеры. Аудио инженерия и производство – профессии,  ориентированные на обслуживание: мы предоставляем технические и редакторские навыки, чтобы артисты могли выражать свои идеи. Будучи ученым, моя работа – это моя идея, и я долго этого ждала. Это моя музыка. Я когнитивный психолог в области музыкального восприятия, таким образом, у меня есть шанс принести то, что я знаю о музыке в область того, как человеческий мозг (и разум) обрабатывает музыку.

Перед школой, я была ученым в услужении искусства. Сейчас я артист в услужении науки. Оба дела обогащают и наполняют друг друга.

Продолжайте в том же духе, поклонники Принса!
Приятно знать, что людям интересно узнавать больше о его жизни и работе.
С наилучшими пожеланиями,
Сьюзен Роджерс.